Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:14 

Ну и как не перепостить фик обожаемой шлимазл?

FassAvoy
Everything's tender and nothing hurts
Особенно если учесть количество радужных пони в этом фике!

29.08.2011 в 19:44
Пишет шлимазл:

Название: 10 историй о Джеймсе и Майкле
Автор: шлимазл
Рейтинг: PG-13
Жанр: humour, fluff
Маленький подарок для прекрасной ИЖДУ в честь Дня Рождения.
Саммари:
- А в Нью-Йорке теперь можно, - как бы невзначай говорит Джеймс.
- Даже не думай, - быстро отвечает Майкл.

1.
- Джеймс, нет. Даже не думай приносить его сюда, иначе Анн-Мари станет матерью-одиночкой, - грозится Майкл, придерживая телефон плечом и снимая носки.
- Поздно, мы уже под дверью, - отвечает Джеймс.
- Под какой дверью?
- Под твоей дверью.
- Вот там и оставайтесь. В дом не пущу, - Майкл кладет трубку и идет на кухню, чтобы сварить себе кофе.
- Фассбендер! – орет Макэвой и прислоняет лицо к дверному стеклу. – Сейчас соседи узнают интересные подробности твоей личной жизни! Открой дверь!
- Я не буду сидеть с твоим сыном! – кричит в ответ Майкл. Брэндон тоже что-то кричит, но в силу возраста он еще не умеет выражать свое возмущение членораздельно.
- Майкл, мне через полчаса надо быть в студии записи, ну пожалуйста!
- Какие проблемы? – громко спрашивает Майкл, засыпая кофейные зерна в кофеварку. – Взял Брэндона и вперед!
- С ним не пускают! Я не успел договориться с няней!
Как же не успел, думает Фассбендер, сразу подло запланировал спихнуть ребенка мне. Он бросает раздраженный взгляд на часы – начало девятого утра – и достает из холодильника молоко. Овсяная каша поселилась в его кухонном шкафчике еще с прошлого посещения Макэвоя-младшего.
Джеймс что-то орет, крайне возмущенное и обиженное, когда Майкл распахивает дверь и протягивает руки.
- Давай. Давай мне сюда этот тяжкий груз ответственности.
- Это мой ребенок, - тут же начиная улыбаться, говорит Джеймс и передает Брэндона.
- А я что сказал?
- Ты такой хороший, Майкл, - Макэвой приподнимается на носочки и целует Фассбендера в губы.
- Подожди, я схожу за своим передником, чтобы выглядеть домохозяйкой.
- Что?
- Оставляешь меня с ребенком, целуешь на пороге – я уже чувствую себя мамочкой.
- Мамочка Фассбендер, - ржет Джеймс. – Мне нравится. Когда вернусь – продолжим.
- Если ты опоздаешь, Брэндон будет ждать тебя на улице.
- Я знаю, что ты этого не сделаешь. Пока-пока, мальчики, - быстро говорит Макэвой и сбегает по ступенькам.
- Ну, - Майкл перехватывает Брэндона поудобнее и заходит в дом, - что ты запланировал разрушить в моем жилище сегодня? Ноутбук после прошлого раза я так и не починил.
- Пю, - Брэндон пускает слюни и улыбается.
- Согласен. У меня слишком большой плазменный телек. Надо это исправить.

2.
- Послушай, - глухо говорит Майкл, переворачиваясь и утыкаясь носом в подушку, - то, что я дал тебе ключи, не значит, что теперь можно врываться ко мне в любое время дня и ночи. Особенно ночи.
- И я рад тебя видеть, Майкл, - отзывается Джеймс, садясь на край кровати и расшнуровывая ботинки. – Я привез еду.
- У меня есть еда.
- Ага, заплесневевший кусок сыра в холодильнике?
- Я на диете. И вообще, отстань от меня, Макэвой. Я сплю.
- Майкл, ну я же приехал, - Джеймс стягивает один носок и откидывается на спину, положив голову на колени Фассбендера. – Разве ты не рад?
- Очень рад. Теперь заткнись и ложись спать.
- Меня не было две недели, - томным голосом продолжает Джеймс.
- Фу, Джеймс, я тебя сейчас могу удовлетворить только подручными средствами. Ножкой от стула, например. Спать ложись.
- Зануда, - раздраженно ворчит Макэвой, снимая джинсы. – Я к тебе так спешил, надеялся на теплый прием! А тут угрожают ножкой от стула.
Майкл молча приподнимается, сгребает возмущающегося и еще не раздевшегося Джеймса в охапку и укладывает рядом с собой.
- Я свитер не снял, - говорит сразу повеселевший Макэвой. – И носок на правой ноге, - Майкл утыкается носом в его волосы и дует в затылок. – Но это ничего, ты прав.

3.
- Джеймс! – зовет Фассбендер, удивленно рассматривая пришедшую почту. – Джеймс!
- Я в ванной! Потри мне спинку!
- Спинку, - бормочет Фассбендер, во второй раз перечитывая имя на пухлых конвертах. Кто-то дергает его за штанину. – Что тебе надо, Брэндон?
- Пю.
- Слушай, пора уже учить новые слова. Я не могу всегда угадывать, что значит «пю» на этот раз.
- Пю, - повторяет Брэндон. Майкл наклоняется и принюхивается.
- Ну, вроде это не то «пю», что было полчаса назад. И есть ты не хочешь. Так что ползи давай отсюда.
- Пю, - хмурится мальчик, но покорно ползет к манежу и сваленным возле него игрушкам. Майкл внимательно отслеживает его траекторию и садится на диван. Правда, тут же вскакивает, вытаскивая из-под задницы игрушечный паровозик.
В конвертах, адресованных Джеймсу Макэвою, лежат сценарии. Какого черта их прислали в дом Майкла Фассбендера – вот загадка, достойная самых изыскательных умов.
- Зачем ты меня звал? – спрашивает Джеймс, заходя в гостиную и находу вытирая волосы.
- Прислали, - Майкл протягивает ему распечатанные конверты. – Сценарии. Тебе.
- О, здорово, кто прислал?
- Ничего не здорово. Макэвой, - он щелкает пальцами перед носом Джеймса. – Это мой дом. Сюда не должны присылать сценарии на твое имя.
- Смешной Фассбендер, - говорит Джеймс и, отложив сценарии, идет на кухню.
Смешной Фассбендер? Майкл оглядывается по сторонам, в поисках чего-нибудь тяжелого, что можно кинуть в спину Макэвою. Но вместо подходящих предметов глаз подмечает совсем другое.
Во-первых, конечно, Брэндона, который сидит на ковре и тщательно слюнявит бокс от диска с фильмом «Бесславные ублюдки». Во-вторых, игрушки Брэндона – не надо особо напрягаться, чтобы заметить их, они просто везде. В-третьих, ровно двадцать пять галстуков, свисающих со спинки одного из кресел – на прошлой неделе Макэвой решил, что пора выглядеть презентабельно и купил себе галстуки. Один ужаснее другого. В-четвертых, на противоположной от окна стене висит маленькая фотография в рамочке – выглядит она очень нелепо на пустой стене, но другого места ей не нашли. На фотографии, скалясь в нелепых улыбках, запечатлены, конечно, Джеймс и Майкл. В-пятых, каждый предмет мебели как бы говорит: «На мне сидел Джеймс Макэвой», а диван, так и вовсе, намекает: «Если вы еще раз ляжете на меня вдвоем и начнете ерзать, мои ножки подломятся».
- Джеймс, - осторожно зовет Майкл, и Макэвой тут же появляется в дверях кухни. – Джеймс, - жалобно повторяет Фассбендер.
- Кажется, до кого-то дошло, - довольно фыркает Джеймс.

4.
- Мне очень удобно добираться домой, - щеки Майкла уже болят от натянутой улыбки. – Буквально двадцать минут отсюда.
- Надо же! – восклицает журналистка. – Джеймсу Макэвою тоже так близко!
Осторожно, думает Майкл, вот сейчас очень осторожно.
- Мы живем… рядом, - поясняет он, девушка кивает и собирается уже, очевидно, приступить к стандартным вопросам о съемках, как внезапно влезает Макэвой и все портит.
- Рядом, да. Так близко, знаете, что иногда толкаемся у раковины, когда зубы чистим.

5.
- Активный отдых, - говорит Макэвой, не отводя взгляда от экрана, и пихает Майкла в бок. – Давай завтра запишемся в спортзал.
- Да. Будем ходить туда не только для ролей.
- А для собственного удовольствия.
- Вот именно, - Джеймс откусывает большой кусок бутерброда и запивает кофе.
- В старости даже будем подтянутыми.
- Конечно. Не будем этими обрюзгшими согнутыми старичками.
- Да-а, - тянет Фассбендер.
Они лежат на диване, поставив на животы подносы с завтраком, и смотрят утреннюю зарядку с невозможно позитивной ведущей. Передача заканчивается, Джеймс перещелкивает каналы и попадает на порно.
- Ну, знаешь, - говорит он, задумчиво склонив голову на бок. – Есть способы поинтереснее.

6.
- Побольше овощей, - говорит Анн-Мари. Она стоит посреди кухни и совершенно не знает, куда деть руки.
- Конечно, - серьезно кивает Майкл.
- И мяса.
- И молока. Я хорошо готовлю. И составил рацион, так что он получает все необходимые витамины. И минералы. И что там еще можно получить из еды.
- А вещи? Нужно купить специальный кондиционер, чтобы они были мягкими. Особенно шерстяные. Иначе у него будет раздражение от соприкосновения ткани с кожей.
- Я запишу, - говорит Фассбендер и в самом деле записывает «кондиционер для белья» на листочке бумаги.
- Так, что еще, - Анн-Мари обходит кухонный стол и становится у окна, задумчиво глядя на улицу. – Лекарства! Я пришлю тебе список лекарств по электронной почте, ладно? Просто на некоторые у него аллергия. И парацетамол совсем ему не помогает, приходится использовать другие препараты.
- Я позвоню тебе вечером, напомню.
- Мне кажется, что я что-то забыла, - задумчиво произносит Анн-Мари, - но никак не могу вспомнить. Но если что, у меня есть твой номер.
- Конечно, - соглашается Майкл. – Звони в любое время.
- Спасибо, - она улыбается. – Ну, а как ты справляешься с Брэндоном? Он, к счастью, не такой привередливый и проблемный, как Джеймс.

7.
- «Это точно тот поворот?» - «Да, точно!» - «Ты точно видел знак 6342?» - «Да, точно!». И, очевидно, именно поэтому мы и оказались в Гейтсхеде.
- Я был уверен, что там написано «6342», - шипит Джеймс.
- Конечно. А теперь ты можешь быть уверен, что мы отдыхаем на морском побережье. А вовсе не едем в машине черт знает где.
- В Нотумберленде.
- Спасибо, Джеймс. Мне это очень помогло.
- Майкл, не нуди. Смотри в окошко на прекрасные английские пейзажи. На заднем сиденье лежит термос с кофе.
Машина вдруг дергается и останавливается.
- Ой, - говорит Джеймс.
Майкл закрывает глаза.
- Не говори мне, - тихо, но угрожающе просит он, - не говори мне, что бензин кончился, а ты не взял запасную канистру на всякий случай.
Джеймс послушно молчит.

8.
Майкл просыпается среди ночи, чтобы наткнуться на немигающий взгляд Макэвоя, лежащего на соседней подушке.
- Что? – шепотом спрашивает Майкл.
- Ничего, - шепчет Джеймс и улыбается в темноте.
- Тогда не пялься на меня, я нервничаю.
- Я просто очень рад, - Джеймс кладет ладонь на щеку Фассбендера и гладит. – Рад, что мы живем вместе.
Фассбендер, хоть и ему очень хочется спать, ласково улыбается и прижимает Джеймса к себе. Все-таки, ему повезло. Макэвой та еще заноза в заднице, но своя же заноза. Родная и любимая.
- И еще я хотел попросить тебя сделать что-нибудь пожрать, - говорит Джеймс. - А то мне лень вставать.

9.
- Майкл, - говорит Брэндон.
Джеймс моментально бросает сценарий и оказывается рядом с сыном.
- Что ты сказал, малыш?
- Майкл, - повторяет Брэндон и удивленно смотрит на отца. – Майкл. Майкл. Пю.
- Пю, - кивает Джеймс. – Фассбендер! Иди сюда!
- Я занят, - кричит Майкл из кухни. – Мою посуду за одной шотландской свиньей.
- Оставь всю эту бытовую чушь, случилось чудо! – кричит Джеймс. – Настоящее чудо в твоей гостиной!
- Ведро и тряпка в кладовой, - отзывается Майкл.
- Не это чудо. Иди сюда!
- Ну что? – Фассбендер заходит в комнату, вытирая руки полотенцем.
- Майкл, - говорит Брэндон, указывая на него пальцем, и улыбается.
- Боже мой, - Майкл приседает рядом с ребенком, не сводя с него глаз. – Скажи еще раз.
- Майкл!
- Потрясающе! Мой мальчик, - он притягивает лысоватую голову Брэндона и целует в макушку. – Не «мама» и не «папа», а «Майкл», - он изображает торжествующий злобный хохот, и Джеймс бьет его по плечу.

10.
- Я начинаю чувствовать себя героем какого-то дурацкого ситкома! – раздается голос из ванной.
- Что на этот раз? – зевает Макэвой, потягиваясь и садясь в кровати. На пороге комнаты появляется Майкл, держащий в руке пятнистую рубашку.
- Туалет опять забит бумагой, - говорит он.
- Не говори таким тоном, ты знаешь, что это не моя вина.
- Это вина твоего сына, - Фассбендер прислоняется к дверному косяку. – Мне кажется, что у него просто какая-то теория насчет того, что туалетная бумага должна находиться непосредственно в туалете.
- Умный мальчик.
- Весь в папу, - хмурится Майкл. – Но это! – он вытягивает вперед руку с пятнистой рубашкой. – Мне даже неудобно возмущаться по этому поводу.
- Кто тебя заставляет. Не возмущайся, - советует Джеймс и на всякий случай прячется под одеяло.
- Зачем ты засунул мою белую рубашку к цветным вещам? Я бы ни слова не сказал, если бы это было в первый раз. Но у тебя что, тоже какая-то теория? Все мои белые рубашки должны быть разноцветными?
- Это радуга, - смеется Макэвой под одеялом. – У тебя теперь радужные рубашки. И радужная жизнь.

URL записи

@темы: автор: .neo, майкл/джеймс, фанфик

URL
Комментарии
2011-08-30 в 18:17 

U.G.L.Y.
сракофаг © ебанарт
...случилось чудо! – кричит Джеймс. – Настоящее чудо в твоей гостиной!
- Ведро и тряпка в кладовой, - отзывается Майкл.

это прекрасно!..:-D

да и фик в целом! :}

2011-08-30 в 21:46 

BonNy witHout ClydE
То , что выжила - радует. Огорчает только то, что из ума...
Фик божественен! :heart: :heart: :heart:
- Майкл, - говорит Брэндон, указывая на него пальцем, и улыбается.
- Боже мой, - Майкл приседает рядом с ребенком, не сводя с него глаз. – Скажи еще раз.
- Майкл!
- Потрясающе! Мой мальчик, - он притягивает лысоватую голову Брэндона и целует в макушку. – Не «мама» и не «папа», а «Майкл», - он изображает торжествующий злобный хохот, и Джеймс бьет его по плечу.
:vict:

А 6-я история вообще эпик!
Анн-Мари - прелесть! Майкл - чудо! Джеймс - избалованная прынцесса!

2011-08-30 в 22:34 

FassAvoy
Everything's tender and nothing hurts
напишите это шлимазл, она рада, я думаю))))

URL
2011-08-31 в 00:06 

- Мы живем… рядом, - поясняет он, девушка кивает и собирается уже, очевидно, приступить к стандартным вопросам о съемках, как внезапно влезает Макэвой и все портит.
- Рядом, да. Так близко, знаете, что иногда толкаемся у раковины, когда зубы чистим.


- И еще я хотел попросить тебя сделать что-нибудь пожрать, - говорит Джеймс. - А то мне лень вставать.

Джеймс такой Джеймс! :lol: Чудесный фик!

2011-08-31 в 13:07 

FassAvoy
Everything's tender and nothing hurts
Little Squirrel дааа, у нее все такие!

URL
2011-09-08 в 13:42 

MaddyHatter
Когда вы смотрите на вомбата, вомбат всматривается в вас. (с)
Все прелестны и очаровательны настолько, что просто НЯЯЯЯЯ))))) Они все такие лапочки)))))) *растекаюсь лужицей* Спасибо вам огромное))))):hlop::hlop::hlop::hlop::beg::beg::beg::beg::beg::woopie::woopie::woopie::woopie::woopie:

2011-12-21 в 22:28 

Флин
"Stories make people care"
это прекрасно! *___*
читала с удовольствием)

   

Everything's McFassy and nothing hurts.

главная